Alvar Aalto/органический модернизм

Ефим Фрейдин, 2008, Красивая жизнь.

В ряду библиотечных зданий, ставших
общемировым достоянием, можно упомянуть объекты в Александрии Снохетта), в Сендай (Тойо Ито), Пэкхеме (Уилл
Олсоп), Сиэтле (Рэм Колхаас), впрочем,
все это – современность, два последних
десятилетия.
А в двадцатом веке были реализованы проекты Луиса Кана в США и Алвара
Аалто в Европе и Америке. Один из объектов финского архитектора расположен на территории современной России
– библиотека в Выборге стала хрестоматийной иллюстрацией скандинавского
модернизма. Досье ее автора, одной из
центральных фигур северного зодчества, открывает наш цикл статей об архитектуре Финляндии, Швеции и Норвегии.

(Врезка)

Знаковыми для Аалто стали проект павильона Финляндии на Всемирной выставке 1939 года в Нью-Йорке
(США). Для его строительства он отправился в Штаты
и периодически бывал там до 1948 года в качестве профессора Массачусетского технологического института.
Во время войны мастерская занималась проектами промышленных комплексов в Скандинавии, после – различными заказами, в том числе представительскими
зданиями национального масштаба (дворец Финляндия,
1967-71, на фото), реконструкцией городов и разработкой стандартов жилища, необходимых для быстрого
восстановления жилых районов. В США он посещал разные города и в том числе – мастерскую Франка Ллойда
Райта, близкого ему по духу представителя органического направления в архитектуре.

AA

(Текст)

К сожалению, выборгская библиотека, как и большинство модернистских строений довоенного
периода в России, находится в состоянии перманентной реставрации. Сооруженная в 1930-35 годах, она стала воплощением главных творческих
принципов Алвара Аалто (1898-1976): работа с ландшафтом,
объемно-планировочная композиция и стилистика здания,
сочетание различных типов освещения, сдержанная колористика, эксперименты с криволинейными волнистыми поверхностями из дерева – все это впоследствии будет применяться как в крупных градостроительных проектах, так и в
мебельном дизайне.
Портфолио Аалто обширно: большие постройки, подобные
комплексу санатория в Паймио (1929-33) или дворцу Финляндии (1967-71), общежитию MIT и университетским городкам; камерные произведения – интерьеры ресторана «Савой»,
мастерская и дом архитектора; объекты предметного дизайна
– мебель, элементы освещения, которые мастер разрабатывал
как для собственных зданий, так и в качестве самостоятельных продуктов; живопись и скульптура – «для души».

Алвар Аалто получил образование в Финляндии, после окончания университета вступил в общение с кругом авангардистов
и модернистов – архитекторов, художников, поэтов, которые
были на передовой мышления того времени. Кто-то из них
преподавал в Баухаузе, другие составляли костяк Международного конгресса современной архитектуры. Ласло Мохой-Надь (фотограф и художник), Зигфрид Гидион (архитектор
и историк), Фернан Леже (художник), Константин Бранкузи
(скульптор) и многие другие стали близкими друзьями финского мастера.Первые крупные объекты – санаторий в Паймио
и библиотека в Выборге – принесли ему мировую известность
– в них сочетались традиции финского зодчества и актуальная палитра современной на тот момент архитектуры: Аалто
говорил на одном профессиональном языке и с земляками, и
рационалистами.
Однако отношение к практике, например Баухауза, у Аалто было
критическим: он оценивал работы Брейера (культовый стул из
алюминиевых трубок и кусков кожи) с точки зрения формы
рациональной не только для производства, но и для человека
– удобной для пользования, «приятной» в психологическом
плане. Особое внимание он уделял работе со светом, утверж
дая, что интерьеры должны проектироваться с учетом восприятия болеющего человека – видимо, повлиял санаторий в Паймио, для которого были сделаны эскизы как благоустройства и
собственно объема, так и внутренних пространств – вплоть до
элементов мебели. Такой комплексный подход отвечает натуре
Аалто – работа его бюро, расположенного первоначально в городке, где он вырос, Ювяскюля, потом в Турку, а позднее в Хельсинки, охватывала весь спектр архитектурной деятельности: от монументального искусства до интерьера, от отдельных зданий до градостроительства. В середине 1930-х, когда в мастерской выполняются проекты крупных комплексов, архитектор с тремя другими зодчими организует мебельное производство – фирму Artek, которая выпускает стулья, столы и кресла, а также освещение для оборудования интерьеров зданий. Для Выборга Паймио спроектированы серии табуретов и кресел, получившие известность и как самостоятельные произведения. В творчестве Аалто придерживался ряда принципов: он тщательно изучал материалы, чтобы использовать их специфические свойства в различных проектах; считал, что каждый объект проживает несколько стадий: интуитивную – когда он придумывается, стадию осмысления – когда первые идеи получают пространственное решение, и стадию материализации – когда проект выполняется на бумаге с учетом строительного материала – дерева, камня, бетона, стекла. Далее по проекту ведется строительство.
Другим аспектом его творчества стала органика – в своих разработках он внимательно относится к контексту: природному, архитектурному, социальному, экономическому, культурному. Для него был важен ландшафт, связь интерьера с окружением – как будет выстроено солнечное освещение, как пространства будут перетекать одно в другое – внешнее во внутреннее, большие в малые. В его наследии можно даже найти своеобразные навязчивые идеи – волнистая поверхность использована в интерьерах (библиотека в Выборге), в решении фасадов и отдельных зданий (общежитие MIT, 1947- 48 г.), в дизайне вазы Савой из стекла; дерево и его структура стали основой проектов мебели, решений для малых и больших построек – от собственных домов в Ювяскюле и Хельсинки, которые стали филиалами музея архитектора, до залов дворца Финляндии; красный кирпич – один из главных материалов послевоенных построек Аалто. Органику Аалто осознает еще и как сомасштабность и соответствие человеку – в городе или отдельном помещении: это его собственная трактовка рациональности архитектуры, которая в 1930-е весьма была популярна в Европе. Аалто видит в общепринятом понимании излишнее следование форме, уход от человеческого начала в сторону эстетики, своими же проектами он демонстрирует возможности приспособления этого нового языка зодчих для комфорта людей.
Его творческое благополучие было обеспечено не только личными качествами – весьма кипучий, беспокойный и нерасчетливый по натуре, он был уравновешен его спутницей Айно Аалто – архитектор по образованию, обладающая спокойным и сдержанным характером, она занималась деталями, бытом… и все проекты мастерской до 1949 года подписывались «Айно и Алвар Аалто». Через несколько лет после ее смерти Аалто женился на женственной и работоспособной Элиссе, которая была сотрудником его бюро. Прожившему долгую жизнь, насыщенную сложными и радостными ситуациями, встречами с лучшими людьми современности, ему удавалось сочетать некоторый консерватизм в творчестве с увлечением технологиями нового века – он любил авиацию: на самолете они с Айно отправились в свадебное путешествие, что было еще в 1920-х. Он любил внимание других, будучи весьма почитаемым в Финляндии, позволял себе опаздывать на самолет – для него задерживали рейсы из аэропорта… бывало Аалто просил водителя проехать пару кругов вокруг аэродрома.

Алвар Аалто – безусловно, один из самых известных скандинавских архитекторов (наравне с Элиелем Саариненом), и его объекты сформировали современное лицо финского зодчества – очень сдержанного в самовыражении, внимательного к традициям и природному окружению.

AA2

Comments are closed.