Zaha Hadid

Текст: Ефим Фрейдин, 2007, Красивая жизнь

Десять лет назад она была «уважаемым бумажным архитектором», который построил пожарное депо для музея Vitra. Сейчас ее бюро занимается проектами на трех континентах, воплощая в жизнь идеи архитектуры безудержного движения, которые выглядят совершенно нереализуемыми на бумаге. Заха Хадид, выпускница лондонской Архитектурной Ассоциации, обладательница премии Притцкера 2004 года – яркий пример мастера с концептуальным подходом в архитектуре.

Длительный период нереализованных проектов отучил ее отказываться от заказов. Неудивительно: Хадид завершила архитектурное образование в 1979, а первое здание было построено в 1993. Завоевавшая международное признание как автор концептуальных проектов и интерьеров, живописец, Хадид стала одним из уважаемых архитекторов в Англии.

Более всего в ее деятельности звучит идея недогматичности. У нее просто нет ориентиров. Графика, демонстрирующая объекты и пространства, с гиперболизированной перспективой стала предвестницей компьютерной визуализации. Можно, конечно, заявить что русские авангардисты предсказали трехмерное моделирование, и попасть в точку – известно, что Хадид среди творческих предпочтений указывает на Малевича и Татлина, развивая супрематическую динамику пространств и конструктивистское отношение к форме. И ее путь развития этих идей не имеет аналогов. Эти профессиональные ориентиры появились в процессе учебы. В последствии ее деятельность отнесут к направлению деконструктивизма. Также звучало такое определение как неосупрематизм.

Ранее она получила социальную ориентацию. Во многих интервью звучит желание делать вещи для обычных людей. Иногда это удается: среди «звездных» проектов есть и социальное жилье, и клиника для больных раком.

В этой же области лежит вопрос о выборе «мужской» профессии. Причиной тому стали, помимо детского увлечения историей архитектуры, войны на Ближнем Востоке, увлекшие мужчин, место которых в гражданской жизни заняли женщины. Она родилась в Багдаде, изучала математику в университете Бейрута, позже – архитектуру в Лондоне. Поэтому выбор стал естественным. Летом 2006 года Хадид приехала в Бейрут – она разрабатывает проект нового корпуса университета – и на второй день начались военные атаки. Так сложно создавать новое, когда вокруг буквально разрушается город. Какие-то экстремальные условия сопровождают ее жизнь – воспитанная в семье иракского политика с демократическими взглядами, отданная в католическую школу, при этом будучи мусульманкой по вере, она выиграла первый конкурс на здание оперы в Кардиффе, но объект не был реализован из-за политического скандала: не-нормативный проект, женщина-автор и прочих доводов консервативного сообщества.

На формообразование Хадид повлияли увлечения детства: она с отцом совершила путешествия по деревням Шумера. Видимо движение воды (двигались по реке), песка, застройки, повторявшей ландшафт, людей, населявшим местность – все это отразилось в архитектурной форме, которой известна Хадид. Текущей и стремительной, взрывной – раскалывающейся на кусочки – и монолитной, цельной и скульптуроподобной.

По завершении учебы она была партнером своего бывшего учителя – Рэма Коолхааса – в ОМА, преподавала в Архитектурной Ассоциации. В начале 1990-х выиграла серьезный конкурс на оперу в Кардиффе. Здание пожарной станции в музейном комплексе мебельной фабрики Vitra Хадид проектировала как объект, выражающий скорость и динамику моторов пожарной машины. Это полнофункциональное здание с помещениями для машин, автомойкой и тренажерным залом заключено в супрематическую остроугольную форму. За этим дебютом последовали жилой комплекс IBA-Block 2 в Берлине (1993), зона «Разум» под Куполом тысячелетия в Лондоне (1999), Паркинг и трамвайная станция в Страсбурге (2001), Горнолыжный трамплин в Инсбруке (2002), Центр современного искусства в Цинцинатти (2003), центральный корпус для завода BMW в Лейпциге (2005?), Научный центр Phaeno в Вольфсбурге (2006).

Все здания, построенные Хадид можно разделить на две основные группы: формы одних образованы пересекающимися прямыми плоскостями, другие – это криволинейные динамические объемы.

По тому же принципу можно сгруппировать предметы дизайна, которыми наравне с архитектурой продолжает заниматься этот мастер. Идеи некогда футуристических форм кухни из Corian Z.Island были развиты в экспозиции Идеальный дом для Кельнской выставки, проектах павильона Шанель для Венецианской биеннале. Идея фиксации движения в пространстве и форме породила их новую архитектуру: здания можно подвергнуть традиционному разложению на функциональные зоны, но способ их упаковки остается тайной. Образы архитектуры Хадид, которые рождаются и оттачиваются в сотнях эскизов, требуют кропотливого воплощения, поэтому рядом с ней сотрудничают серьезные конструкторские фирмы, которые способны «изобрести» решения для задач, поставленных перед инженерами.

Бюро Хадид по-прежнему немногочисленно по сравнению с другими английскими мастерскими. Оно занимается несколькими десятками проектов одновременно. Эти работы разномасштабны: от предметного дизайна, временных экспозиционных сооружений, сценографии концертных туров поп-звезд и опер, до архитектуры зданий и градостроительных проектов. Сейчас бюро участвует в создании культурного центра для Дубаи, делает музей в Абу-Даби, сооружения для Олимпиады 2012 года в Лондоне.

Comments are closed.