Новые городские команды. Омск/2015

Пора подводить итоги города. Для меня этот сезон “сделали” средовые команды – объединения, которые, современными средствами дизайна, временной архитектуры в большей степени, событиями в меньшей стали менять “картинку”, сделали фон для городской активности. Это пока эксперименты и пробы пера, которые можно уже анализировать, изучать сделанные ошибки, развивать успешные стороны проектов.

Когда я вернулся в Омск, зимой 2012 года, то был в размышлениях и некотором шоке от московской архзащитной действительности, первых паркгорьковских шагов и дискуссионной активности, Омск казался тихой гаванью. Внезапно в него вторглись некие гражданские силы, устроили праймериз и к моему кошмару в виде стрелкинских вчерашних менеджеров культуры прибавились эти новые урбанисты из живого журнала, которые плодили и рекрутировали адептов на местах простыми лозунгами. После лозунгов в столице появился фонд, а в Омске по следам гражданской активности движение “Омск – город для людей!” с одной стороны и пикник с другой. На первом пикнике я побывал перед стремительным вояжем в сторону Перми и столицы, голая поляна, отдыхающие, пледы – вот и все впечатления.

31888d0ac8232503dfd7a1f943a9db9a0a359fff_900

(Придуманный город: городской пикник, 2014, Фото: нгс55)

2013 год в Омске проходил под знаком событий и первых исследовательско-партисипативных проектов. Также весной случилась общественная экспертиза областной стратегии, которая осталась демонстрационным жестом – ни носителей стратегии, ни экспертов в органах власти не осталось, хотя команда мэрии неожиданно совпала в устремлении с активистами, выдав концепт “город для людей”. К городской среде присматривались и пытались тыкать лыжной палкой в тех, кто её контролировал.  Первым мощным тычком стал градозащитный протест против колеса обозрения в Воскресенском сквере (группа Заомск). К организаторам-кураторам городского пикника присоединились организаторы-дизайнеры, и так родилась первая в современном понимании городская команда “Придуманный город” (Р.Ковалев, Т.Окулова, Е.Завьялова, А.Бегун). После картонных букв “Пикник” на фоне которых зачем-то делали селфи, зародился проект Горки, реализованный как временное пространство в спасенном Воскресенском сквере. Перед пикником другая команда занималась “блоггер-сквером”, собрав и оформив позицию неравнодушных горожан по отношению к пустырю на набережной – реакционную, в ответ на предложение управления по инфополитике, которое задало этот вопрос общественникам (С.Костарев, П.Акимов и др.), но потом выяснилось, что этим жестом и успокоилось. После пикника пошла движуха вокруг Омской крепости, которая задела умы аж трёх площадок/инициативных групп (Открытая крепость, Живая крепость, Класс), потребовала приезда аж двух отличных экспертов (Ю.Панкратьева, К.Гаранин) и производства аж четырёх конкурсных концепций (А.Каримов, А.Бегун, А.Сергеев, Н.Шалмин). Были опробованы механизмы вовлечения горожан, форматы работы с экспертами, конкурсные процедуры, и даже пунктирно – связь с бизнесом. Реципиент продукта (региональная и городская власть) запуталась, пиарщики не договорились с проектировщиками, внятного результата в виде стратегии пространственного развития центральной части так и не получилось (народу, народным избранникам, их наёмникам этого видимо не нужно). Крепостные сцены завершились пробой пера в виде городского катка (Р.Ковалёв, Т.Окулова, А.Бегун, А.Шалыгин), который обнажил конфликт между декларациями и действиями муниципалитета, отсутствие общего пространства между низовой инициативой и городским предприятием в историческом пространстве. Кроме проблемы центра, горожане истосковались по будущему метро, и следующим событием стала экспертиза транспортной системы города (Фонд “Городские проекты”, В.Вучик, локальные волонтёры). Критика долгостроя, актуализация проекта, привлечение серьезного международного эксперта не позволили тогда еще сильному застройщику и его акционерам допустить смены тренда. Тем не менее Омск таким образом попал в число крупнейших городов, которых пару раз консультировали консалтеры по урбанистическим темам.

YH_Q9l6qr7I

(Другие берега: двор в рамках фестиваля паблик-арта “Пространство множественности”, 2015. Фото: Другие берега)

2014 год прошел под шлейфом послевкусия от крепости, бойней и распилами по Валиханова. Команда Пикника подтвердила свою организационно-средовую силу, создав хорошо оформленное пространство, и попытавшись пристроить средовые объекты после (буквы, то есть). Критическая масса по поводу интервенций в среду накапливалась и прорвалась первым фестивалем Паблик-арта (В.Мельниченко, Р.Лассер, С.Баранов и др.), попыткой реанимации пространств. Интервенция была воспринята и сопровождена реакцией, объекты, как и планировалось, оказались временными. Интервенция “Идеал-строя” оказалась сильнее – зелень на Валиханова не отстояли, кристаллы в подарок получили. Зато гуляли по Пушкина (В.Корб, Ю.Шатилов, П.Акимов, Е. Завьялова и др.) и размышляли, чтобы там произвести, но до средового вторжения не дошло – команда не созрела (год спустя эстафету вовлечения подхватила другая проектная команда).

image141837895

(Лето в центре: городская гостиная во дворе ОГИС, 2015. Фото: omskzdes.ru)

Зимой встретили новый 2015 год, а к концу января и подарок подоспел. Конфликт по Любинскому стал консолидирующим – в инициативной группе ЛУЧ (П.Акимов, И,Притуляк, С.Костарев, И.Севастьянов, Е.Завьялова, Р.Ковалёв) и ее волонтерах оказались как привычные околоурбанистические персонажи, так и медийные персоны. Он привел к показательному перепроектированию концепции с участием ведущих российских институций как в деле гашения конфликта (ФГУПНИИПИ Урбанистики, ЛПИГ ВШУ), так и в работе с общественными пространствами (эксперты института Стрелка в команде OFF GRID). Процедуры соучастия, социологические исследования, полноценная, но компромиссно составленная концепция были предъявлены, но, вероятно, рассматривались исключительно как бульон и необходимые затраты в урегулировании градостроительного конфликта: экологический аспект проекта практически остался за границами рассмотрения и еще заявит о себе на этапе реализации, хотя отдельные решения концепции приняты во внимание.

5nUx7AZmfxU

(Душа города: городской маркет домашней еды О!Город в парке Зеленый остров, 2015. Фото: Душа города)

Второй фестиваль паблик-арта привел к оформлению ещё одной средовой команды “Другие берега” (А. Макаренко, М. Александрова, М. Рыбка, Н.Никифорова…) – реабилитация двора – их первый проект, позднее они реабилитировали Киновидеоцентр под свои нужды. Весной, параллельно процедурам соучастия по Любинскому проспекту и отчасти в качестве оператора этих событий появился “Городской чердак” – пространство в институте сервиса и небольшая команда, которая оживила двор института проектом “Лето в центре” (И.Севастьянов, Д.Осипкин, Л.Корн, В.Маркова, М.Журкина, А.Борзунова) – прототип городской гостиной для проведения небольших событий – фестиваля уличного кино, вечеринки на день города, лекций. Проект отличался привлечением внешнего финансирования и профессиональных монтажников. На Зеленом острове в то же время реализовала свою первую интервенцию команда “Душа города” (А.Косьяненко, Н.Ткаченко, А.Бегун, К.Яцко) – немного уличной мебели, организация Эко-пикника на стыке форматов (образовательный праздник). Другие интервенции “Души” – перепрограммирование, в том числе средовое, маркета домашней еды. Существенным отличием команды стал контакт с производителями малых форм. Если “Душа города” и “Лето в центре” работали в сравнительно тепличных условиях парка и института, то команда фестиваля “Без границ” (А.Осипов, К.Яцко, А.Хохлова, Ю.Кривошеенко. Е.Костюченко и другие) действовала в открытом незащищенном пространстве, отчасти повторяя опыт “Горок”, но предлагая решения, принятые на основе предпроектных исследований и рассчитанные на срок больший, чем пара месяцев. Скамья, необходимая как посетителям театра, так и пешеходам, в том числе пожилого возраста или не вполне физически здоровых (рядом центр соцзащиты, клиники, диагностический центр), семьям с детьми (сквер у Никольского собора пользуется популярностью, рядом расположен “Дружный мир” и собственно театр); временная роспись, которая восстанавливает художественную ценность театра, не умаляя архитектурной; механизм событийного вовлечения имеют долгосрочные эффекты в качестве тестовых микропроектов, являясь лабораторным опытом от проекта “Город своими руками”.

 32SWeQ3HbFM

(Безграниц: фестиваль уличного искусства у ТЮЗа, 2015. Фото: безграниц)

В итоге за несколько лет в Омске активизм и позиция “общественников” нового поколения прошла несколько стадий эволюции: от гражданской, защитной, отчасти – протестной, отчасти альтернативной (предлагающей альтернативный процесс работы), они перешли к экспертной и проектной деятельности, к четкой формулировке предложений и требований качества проектов и процессов, а далее – к тестовой реализации фрагментов городской среды. В результате сформировалось несколько организационно-средовых команд. Обычно в них сотрудничают гуманитарии (политологи, филологи) и творцы (художники, архитекторы и дизайнеры), есть внятный менеджер (организатор, продюсер, предводитель волонтёров) и определённая сильная мотивация (самореализация, критический активизм, образовательная); к заявленному ясному проекту присоединяются сочувствующие, коллеги, меценаты и друзья. Они оснащены необходимыми исследовательскими и проектными технологиями, имеют репутацию и организационно-кураторские компетенции, могут бесстрашно работать с городскими пространствами, которые, используя финансово доступные трюки и собственный хороший вкус, превращают в современную, качественную городскую среду. А насколько она временна или постоянна – зависит и от соратников команд, и от процента жителей, которым такая среда по душе и уже наскучила пыльная действительность остального города. Положительный отклик на интервенции, знакомство с ними напрямую повлияет и на количество таких проектов в городе.

Comments are closed.