Вторая улица

С этого лета мне удалось посетить разные места России — от Абакана, Минусинска, Шушенского до Обнинска, Перми и даже провести десять минут в Екатеринбурге.
Все эти путешествия — на фоне знакомых Омска, Новосибирска и Москвы. И аспект, на который я хотел бы обратить внимание — это избитая тема торговли и первых этажей, которая меня волнует уже несколько лет. «Вчера» в Омске было −8, комфортная и в меру теплая погода. В вечернее время — около 10 часов — я прогуливался по улице Ленина (формально — центральной), по ул. К. Маркса. Вокруг, конечно, не так много жилья, но реально мне по пути встретилось человек 20. Часть из них — ожидали транспорт. Это ситуация пусть депрессивного, но миллионного города.

DSC02411

(Реконструкция на ул.Ленина, 2010)

Мертвая главная улица сформирована безальтернативно: театр и музей, ювелирные магазины, медицинская академия, несколько магазинов, которые закрываются в 8 вечера, а также два протяженных умерших здания (одно в реконструкции, другое — в поиске новых арендаторов), непобедимы несколькими ресторанами и кафе, большинство из которых в подвалах, рассредоточенными по ней. Отсутствие парковок, эпизодичность посещения такого общепита приводит к исчезновению пешехода, которому банально некуда приткнуться на протяжении нескольких километров (от моста до главпочтамта).

Модернистский город

Когда-то та же ситуация сложилась на набережной Иртыша — кроме прогулок всеми возможными способами и сидения на парапетах, заняться там нечем, впрочем как и после 10 вечера в (совершим географическое перемещение в столицу) прославленном отдельными средствами массовой информации Парке Горького в Москве, или на той же Якиманке, переходящей в Ленинский проспект.

DSC03005

(Большая полянка/Большая Якиманка, 2010)

Огромная магистраль делит два района, а общественное пространство формируется где-то «мимо» или «рядом».

image

(Октябрьская)

На перекрестке с Крымским Валом киоски сползают вниз к ЦДХ и реке, или занимают редкий подземный переход. Загромождают пешеходный путь между выходом из станции метро Октябрьской-кольцевой к Шаболовке.

(Полянка) Просмотреть увеличенную карту

Пешеходная логика совсем не совпадает с градостроительной. Даже на близкой Полянке она рождает парадокс: улица застраивается тыльными фасадами павильоном, активность пешеходов формирует параллельную артерию у фасада, оставляя историческое пространство машинам и только.

image

(Полянка)

Эта дистанция проектирования и городского действия сокращается до каких-то двенадцати метров в лучшем случае. Это скорее иллюстрация к обживанию модернистского города, каковым является современная Москва в районе Садового кольца.

image

(Третьяковка) Фото: PFETLACOM

Другим различением является Москва для москвичей и для туристов, командировочных, мигрантов. Каждая из групп пользуется своим пространством. Даже как бы успешные Ордынка и Пятницкая — таковы только из-за плотности совместного использования: слишком уж хорошо рокеры сплетены с посетителями Третьяковки, клерками офисов и постояльцами Балчуга, вблизи которого, впрочем, все опять пустынно.

image

(Рынок на Новокузнецкой) Фото: Vas_Nick

Индикатором будут опять продуктовые киоски и магазины, которые в количестве «один на фронт улицы квартала» можно увидеть у станции метров и во множестве там, где люди входят в жилой район. И этим местом обычно становится та самая «вторая улица», может быть даже расположенная в габаритах первой. Но действительно знают о ней только старожилы, коренные. Для понаехавших такие — тайна.

Микрорайон

Другим уровнем обживания модернистского города стал микрорайон. Здесь показательны расхождения и совпадения, естественные процессы, происходящие с запланированной системой общественных пространств, и своеобразная сегрегация жилых территорий. Отличным опытом для меня стало посещение кварталов строчной застройки в Новокузнецке, микрорайонов Обнинска и Омска. Задуманные парки, сверы, дворы, внешние — вдоль магистралей — прогулочные зоны не стали общественными пространствами, в том числе из-за того, что будучи «за домами» они и воспринимались как задворки, и не получали должного естественного благоустройства.

DSC06271

(Бульвар)

Один из микрорайонов в Омске «получил» реконструкцию внутренних пешеходных связей — две дорожки вдоль школьного спортивного ядра, на одну из которых выходили все детские сады. Она упиралась с одного конца в подъезд жилого дома, за которым была остановка транспорта и через несколько сотен метров — бульвар Заречный, а другим — в бульвар по ул.Ватунина и другую остановку.

DSC06274

(Бульвар)

В середине этой мощеной дорожки, обставленной современными фонарями, — площадь. На ней — жилой корпус в пять-шесть этажей, явно свежий — заполненный мелкими офисами, магазинами, ателье и парикмахерскими. На аллею — назовем так этот путь — выходят еще пара блоков обслуживания, вполне живых. На площади, дело было еще летом, бил фонтан, играли дети, летали голуби, бегали собаки, за ними — хозяева.

DSC06277

(Бульвар)

Я просто шел дальше, в панельных пятиэтажках подъезды были когда-то проходные, но второй выход теперь был застроен. Не заложен, там разместились явно частные парикмахерские, которые не потребовали серьезной реконструкции и вывода из жилого фонда квартир первого этажа.

DSC06286

(Бульвар)

Я шел дальше, в доме, выходящем на бульвар, лишь в одной квартире был «раскрыт» оконный проем, встроена дизайнерская витражная дверь, вход оборудован ступенями, как полагается. По пути к перекрестку бульвара, который был в центре магистрали, с другой городской магистралью, ничего примечательного не встретилось, кроме парикмахерской в аутентичном блоке обслуживания. Витрина была заколочена, но семья посетителей стояла перед дверью. Десятки метров между домами и дорогой заросли бурьяном, кленом, тополем, ивами, ни тротуара, ни бордюра.

image

(Перекресток и “Шатер”) Фото: Иван Минько

На всем фронте микрорайона по этой магистрали* — нет обжитых общественными функциями первых этажей. Даже угол, выходящий к автовокзалу — крупному источнику трафика пешеходов — пуст, лишь стриптиз-клуб или кабаре «Шатер» между проездом и дорогой.

Что это значит?

Что пространство — ничьё, не обжито и приватизировано буквально не-жителями этого района. Это же обозначает, что то, публичное, которые было предназначено для масс — сконцентрировалось между дворами. Там, где случайно появилось благоустройство.

Что может решить эту проблему?

DSC02780

(Остоженка, 2010)

Плотность застройки? Пример «Остоженки» дает отрицательный ответ — сама по себе плотность приятной улицы не создает, как и высокое качество архитектуры. Благоустройство и дизайн уличной мебели? Двор института Стрелка вне «Лета» — довольно грустное зрелище, как и упомянутый Парк Горького в вечернее или осеннее время. Логичным ответом станет программа — функций, событий, происходящих на улицах и их пространственное воплощение. Главным образом — механизм раскрытия доступа в первые этажи, подвалы фронтальных зданий, а не только дворовых. Поэтому любимые проектировщиками культурные институтции — музеи, концертные площадки, магазины сувениров и мастерские ремесленников — как-то вообще не в тему, как и нелюбимые, но состоятельные банки.

Как этого достичь?

В Новосибирске в свое время были эксперименты с выстраиванием искусственной второй улицы на пр. Маркса (предупредительным поведением относительно вывода из жилого фонда первых этажей), на ул. Б.Хмельницкого. Важно понять — кто действительно проходит мимо в вечерние или дневные часы по этим улицам, стоит на соседних остановках — и способен провести лишние двадцать минут, переждать час пик, например. конечно, покупатель продукции Zegna — не совсем тот человек… или посетитель стоматологии, ювелирного магазина…

Совмещение первой и второй улиц достижимо прогнозным и гибким в реализации проектом по реанимации первых этажей, вероятно поддерживаемым финансовой программой с частными источниками инвестиций. Как закреплять такую программу? Формально — правилами застройки и регламентами, при которых городское сообщество показывает новым собственникам направление использования помещений.

Другим способом является предъявленное общественное мнение (рейтинги, опросы, митинги?), в рамках которого жители демонстрируют готовность стать пользователями этих пространств, событий, программ — посетителями кафе, покупателями услуг, сотрудниками офисов. Сформированный и предъявленный спрос на такие пространства порождает адекватные проекты и предложения в виде готовых услуг на первой улице.

*(ул. Лукашевича является городской магистралью и потому спроектирована с «поперечником» — расстоянием между фасадами зданий в 120 метров)

Comments are closed.