Will Alsop / Яркость – сестра таланта.

Текст: Ефим Фрейдин, 2007, Красивая жизнь

34927839_6769aa599d_o

363613547_6170fb1d9a_o282816953_039e128185_o

В мире существует некоторое количество архитектурных школ, выпускники которых отличаются высшим уровнем профессионализма. В начале 1930-х такими заведениями были ВХУТЕМАС и Баухауз, в середине 1960-х одним из таких заведений стала лондонская Архитектурная Ассоциация. Ее окончили ныне звезды мировой сцены – Рем Коолхаас, Заха Хадид и Уильям Олсоп. Досье последнего мы и предлагаем вашему вниманию. Уильям Ален Олсоп совмещает в своем творчестве зодчество, живопись и скульптуру. А также не теряет резвости, радости и какой-то счастливой легкости в своих проектах.

Рассказ об этом архитекторе следует вести с нотками абсурда. Уильям Олсоп родился в 1947 году в Нортхампшире. Мать его любила переставлять мебель и однажды повела их сестрой показать особняк, построенный по проекту Петера Беренса (немецкий архитектор и дизайнер, который, можно сказать, и является родоначальником современной эстетики) в 1926 году. Дом был первым британским зданием в интернациональном стиле. Мать хотела продемонстрировать уродливость современной архитектуры, но хозяйка дома угостила шестилетнего Уилла и его сестру мороженым. Может быть, поэтому впечатление от здания осталось позитивное?

Он захотел стать архитектором до того, как узнал, чем архитектор занимается. В детстве он нарисовал проект дома для матери. Самым вызывающим в этом эскизе было место постройки –Новая Зеландия. Из-за смерти отца, он завершал среднее образование в вечерней школе, работая в местной архитектурной мастерской. Дневная форма обучения ему все равно наскучила. Потом он поступил в Школу Искусств, продолжил профессиональное образование в лондонской Архитектурной Ассоциации (АА)

В АА царил дух поп-арта. Может это были предвестники и отголоски европейских событий 1968-го? Он всем сердцем проникся к принципам Аркигрэма – архитектурной группы, которую возглавлял Питер Кук (автор поостренного в 2003 году центра искусств в австрийском городе Граце – апофеоза пузырчатых форм).

Они воспевали радость, свободу и игру. Хрестоматийным проектом группы стал «Шагающий город». Во время учебы, Олсоп с товарищем получил вторую премию на конкурсе Центра им.Жоржа Помпиду в Париже. Первое место завоевали Ричард Роджерс и Ренцо Пиано. В 1981 году Уилл Олсоп организует мастерскую с Джоном Лайалом. В 1984 году он завершает первую крупную постройку – бассейн в Норфолке. Немногим позднее – информационный центр для посетителей Кардифского залива. С этого началась его любовь к местному морскому побережью. Десять лет спустя он создает правительственное здание в Марселе. Заказ на Hotel du Departement он получил через конкурс проектов, победив Нормана Фостера. До 1994 года (в том числе в сотрудничестве с Яном Стормером) он вообще много строил во Франции и Германии. Hotel Du Departement обеспечил автору признание во всем мире, кроме родной Англии. Сейчас офисы его бюро открыты в Азии (Пекин, Шанхай, Сингапур), Америке (Торонто), Европе. Некоторое время функционировало российское ателье в Москве (его возглавлял МакАдамс, позднее основавший собственную практику). Ранее Великобритания также отнеслась к Ричарду Роджерсу, который из-за этого на два года отошел от архитектуры. «Я вернулся и осмотрелся в поисках потенциальных клиентов. И они сказали, что хотят увидеть постройки – я назвал Hotel du Departement, потому что гордился им и его признанием в мире. Да, но что вы построили здесь? Я сказал что Hotel du Departement был создан за рубежом, в 800 милях отсюда, в срок и в рамках бюджета. Ах, сказали они, это не считается, потому что это не в Британии». Испытание Олсоп выдержал и сейчас по занятости, он похоже лидирует на английском рынке.

При этой востребованности он категорически отрицает моду на свою архитектуру и говорит что Он не моден. Мода вообще не рассматривается для архитекторов.

Его описывают как автора модернистских зданий, отличающихся необычной формой и яркими цветами. Hotel du Departement называют «Китом» или «Большим Синим», а Колледж дизайна Онтарио – «Далматинцем», за черно-белые пятна. Эти формы, странные на первый взгляд конструкции всегда функциональны. Один из любимых его лондонских объектов – библиотека в Пэкхэме – раскрытая книга цвета зеленого попугая, под горизонтальную часть которой подставили косые колонны-подпорки, а витражи разрисовали чуть ли не граффити. Своим радостным обликом она необыкновенно крепко связывается с окружающей традиционной средой. Проект с весьма скромным бюджетом, будучи реализованным, получил престижную национальную премию – приз Стирлинга. Этот прием, унаследованный может быть от Шагающего города, мы видим и в «Далматинце».

Разнообразные пузырьки занимают в творчестве Олсопа важное место – его даже прозвали Mr. Blobby (blob по-английски пузырь). Они родом из того же поп-арта и эстетики комикса. Оплавленные формы, скругленные окна – это вызывает у людей улыбку и радость, что является одним из главных критериев успешности проекта.

К этим сторонам человеческого бытия – радости и удовольствию – напрямую обращается только архитектура. Все остальные имеют дело с мраком и роком.

Автор «мультяшных» зданий также выступает как художник и скульптор. Конец этой зимы он провел на Майорке, занимаясь живописью. Скульптуру он преподавал несколько лет. Разнообразие его деятельности и профессионального инструментария касается также и взглядов на архитектуру. Когда спрашивают об отношении к работе Фостера и Роджерса, он говорит что каждый имеет свои плюсы, и сосуществование множества стилей прекрасно. Каждый делает то, что делает и эта разнородность создает разнообразие в городах. Возможность выбора – предельно важна. И самое опасное в архитектуре это иметь общую теорию, которая все усредняет.

Уход от этой привычности и нормализации обязует Олсопа не без удовольствия тратить время на общение с людьми. Его мастерская проводит совместные семинары с жителями городов и территорий, где ведется проектирование. Он старается отразить идентичность каждого места. Этот анализ может занимать и несколько минут – достаточно проехать мимо на машине и определить, где находится Юг. Про Юг – это, например для Китая, где все квартиры должны иметь южное освещение. «По фен-шую?»- интересуются журналисты. «По здравому смыслу»,- отвечает Уилл Олсоп.

Среди профессиональных авторитетов он называет английского зодчего барокко Джона Ванбру, британского неоклассициста сэра Джона Соана, модернистов Ле Корбюзье и Миса ван дер Рое, что демонстрирует определенный эклектизм. Среди учителей – Седрик Прайс, английский архитектор 1960-х. Вдохновляет – его супруга Шейла.

В этом году Олсоп по российским меркам должен уйти на пенсию. Только не в этой профессии. Так получилось, что пятый десяток для архитектуры – начало расцвета. В качестве примера хороши Филипп Джонсон и Оскар Нимейер, строившие и в 90 лет. И сейчас в тройке лидеров Британской архитектуры с лордом Роджерсом и лордом Фостером соседствует Уилл Олсоп, проекты которого отражают видимую детскую непосредственность (его тайное ноу-хау), пропущенную через высочайший профессионализм.

Comments are closed.