ЧВ: контексты

Причиной написания этого текста стала ситуация вокруг существующего пешеходного пространства, которое полгода назад взялся реконструировать регион силами застройщика и с финансированием Газпрома. За эти полгода неоднократно публиковали невнятную концепцию, сообщили что вырубке подвергнутся все насаждения на улице (и замене), но так и не появилось свидетельств о наличии проектной документации, по которой делается благоустройство. Этот проект мог бы стать пилотной площадкой для отработки всего процесса реконструкции пешеходной инфраструктуры Омска (в тексте я покажу насколько велика эта сеть) – взаимодействия инициаторов, бизнеса, застройщиков-исполнителей, местных сообществ. Но пока не стал.

Вероятно, ситуацию вокруг улицы Валиханова в Омске нужно рассматривать в трёх разрезах: как пешеходного пространства, в культурно-историческом и утилитарном (как объект реконструкции, модернизации).

У этого текста нет задачи отменить проект благоустройства улицы, но указать на упущенные из виду проблемы и возможности необходимо.


Пешеходные улицы России

Пешеходные улицы как самостоятельный тип городского пространства появились в 1970-х годах. Как отмечает теоретик и практик ландшафтного проектирования В.Горохов, они распространились в Европе, а одним из первых проектов в России стала реконструкция Старого Арбата в Москве под руководством Алексея Гутнова (ведущий автор проекта – Зоя Харитонова), название которого стало нарицательным для таких пространств в России – пешеходных, с городской мебелью, по возможности подчищенными старыми фасадами (что не всегда хорошо), малым бизнесом в первых этажах, городской скульптурой. Натурное обследование десятка таких улиц в европейской части России (Москва, Санкт-Петербург, Казань, Нижний Новгород, Екатеринбург, Смоленск, Пермь, Архангельск, Киров в 2011-2013 годах) позволяет установить общие характеристики: артистичность в выборе покрытий, городской мебели, внимание к малому бизнесу, бутикам и федеральным сетям, репрезентация городских субкультур, появление предпринимателей на туристическом потоке, связь улицы с городскими центрами активности, взаимодействие транзитного, но медленного пространства с объектами культуры, историческим наследием.

4v

Пешеходные улицы несут функцию репрезентации города для жителей, субкультур, туристов. Здесь расположены исторические заведения и уникальные/забавные кухни (Большая Покровская в Нижнем Новгороде, рыбные рестораны в Архангельске), играют местные знаменитости (Екатеринбург), продают старые книги (Москва), проводят митинги (Петербург), ходят в кафе (Смоленск). Ландшафтное убранство зависит от климата и культуры землепользования: в европейской части деревья высаживались за оградами усадеб, а улица отдана пешеходам (например Климентьевский переулок, пространство перед Третьяковкой, Столешников и Кузнецкий Мост в Москве), на других высажены аллеи (пешеходная линия Васильевского острова в Санкт-Петербурге), выставлены цветы (Вайнера в Екатеринбурге). При этом обычно есть курдонёры с зеленью – скверы, сады; площади перед ключевыми зданиями – театрами, магазинами. Отсутствие зелени может компенсироваться малой шириной улицы и высокими фасадами, которые создают тень. При этом есть традиция пешеходных бульваров модернистского города (в Нижнем Новгороде – соцгород автозавода, бульвар в Пущине-на-Оке), которые предполагают сочетание открытых пространств с озелененными, хорошо затенёнными.

4v2

Важно отметить куда ведут улицы – они соединяют источники пешеходного трафика (остановки транспорта, жилые районы) с привлекательными объектами (например – Кремли в Нижнем Новгороде, Смоленске). Эта стратегия городской планировки была опробована в возрожденческом Риме, когда были пробиты новые улицы между главными культовыми сооружениями, и стала основой для проектов городов эпохи классицизма.

В российских городах, как и в Европе, создание таких улиц происходит в основном путём «пешеходизации» – запрета на проезд и благоустройства для нужд людей.

Пешеходные пространства Омска

Омск в сравнении с другими городами, похоже обладает сформированной системой пешеходных пространств, в которую уже включены набережная, пешеходные улицы, связанные с ними парки и площади, променады и бульвары.

publicspace_omsk_020320142

Первые общественные пространства были намечены в плане 1762 года (об этом пишет В.Кочедамов в монографии «Омск. Как рос и строился город»): на севере от второй крепости размещены две пятиугольные площади, занятые кладбищем (ныне – у к/т Маяковский) и торгом (ныне – Торговый центр «Омский»). Третья площадь располагалась на месте центрального пространства первой Омской крепости в районе современной Театральной площади. Основу второй крепости задавал плац.

publicspace_omsk_020320143

Озеленение города начинали в конце 19 века – с оформления городской рощи (на месте Соборной площади), высадки деревьев на месте кладбища, разбивки Любиной и Меланьиной рощ, губернаторского сада. К этому времени оформились культовые центры – вокруг Казачьей площади выстроили мечеть, костёл и церковь; Училище и Общественное собрание, Губернаторский дворец придавали ей гражданский характер, а войсковые парады – военный. Военное собрание, Гауптвахта, Генеральский дом, Кирха, дом Коменданта и Воскресенский собор ограничивали военный центр – плац Второй крепости. Здание Банка, главного степного управления, архиерейский дом, второй губернаторский дворец, Успенский собор и позднее построенное здание судебных установлений формировали Областную площадь.

publicspace_omsk_020320144

Первый проект городского озеленения был предложен (и отвергнут городом) в 1910-х годах. После революции проводились субботники, на которых улицы чистились и озеленялись. К предвоенному 1941 году уже существовали несколько общественных садов: Новая загородная роща (ныне – ПкиО им. 30-летия ВЛКСМ), Горсад. Во время войны разбили сад на месте базарной площади (Сад Дзержинского). В 1950е, в годы послевоенной реконструкции города, появилась первая пешеходная улица – бульвар Мичурина на ул.Музейной, реализованный по проекту О.Либготта, автора Дома со шпилем на Ленинградской площади. Поднятый бульвар соединяет площадь перед бывшим обществом «Знание» и площадку ТЭЦ-1 – технической гордости постреволюционного Омска. Фасады улицы сформированы ландшафтными композициями и историческими зданиями. К сожалению, пешеходный трафик формировался лишь посетителями и пациентами травматологии, сотрудниками музея ЗСОРГО, бывшего департамента архитектуры и потоком с улицы П.Некрасова. Значимым послевоенным объектом стал бульвар по ул.Богдана Хмельницкого.

4v3

С 1950х начинается формирование набережных. В результате гидронамыва появляется Иртышская набережная, после строительства Волочаевского жилмассива – набережная Тухачевского, Зеленый остров. Причальная набережная в устье Оми сформирована к 1967 году вместе с новым мостом. Строительство подземных переходов сделало непрерывной пешеходную связь между Речным вокзалом и Музыкальным театром (по ул.Лермонтова, получившей цветочную специализацию). В 1970-е годы создается проспект Культуры, ведущий от больничного городка к Советскому парку; позднее – бульвар Победы и ул.Валиханова (под руководством Ю.Зайченко), Старозагородный бульвар. Уже на моей памяти появляются аллея по ул.Спартаковская, Тарский бульвар (Дорога к Храму), бульвар Мартынова.

4v4

В этом контексте становится очевидной значимость архитектурного решения улицы Чокана Валиханова как части масштабной общегородской инфраструктуры. И здесь дело не в заигрывании с популистскими пешеходными зонами (как в случае «перекрытия улицы Ленина»), но в реконструкции и артикуляции существующей городской ценности.

У разных пешеходных пространств складываются специфические функции. Бульвар Победы, наравне с мемориальной (монумент на набережной) и детской (цирк, театр кукол на противоположном конце), играет роль прогулочного пространства для жителей прилегающих кварталов. Такой же ролью, кроме духовно-просветительской, обладает улица Тарская. Транзитную функцию имеют проспект Культуры и Старозагородный бульвар. Как уже указывалось, цветочная специализация у улицы Лермонтова.

4v6

Общей функцией приречных пешеходных улиц является солнцезащита в противовес лишенной зелени новой Иртышской набережной, которая предназначена исключительно для променадов, пробежек и велопрогулок без возможности скрыться от лучей солнца. Все пешеходные улицы и скверы плотно засажены деревьями (елями, тополями пирамидальными, ивами и другими) чтобы обеспечивать тень.

Улица Чокана Валиханова: исторический контекст

Первоначальный проект благоустройства улицы Чокана Валиханова реализован под руководством Юрия Зайченко (1949-?), архитектора и главного художника города, выпускника Российской академии художеств (Санкт-Петербург). По его проектам построены Левобережный рынок (с В.А.Проскурниным), бульвар Победы (с В.Шевченко), по отдельным свидетельствам – благоустройство перед ТЦ «Омский». Пространство улицы формировалось широким шагом бетонных плит, облицованными полированным природным камнем подпорными стенками газонов. Уличная мебель, освещение и навигация были решены в брутальной модернистской стилистике – строгие геометрические формы, специальный кирпич для скамеек и клумб, белые шары светильников. На бульваре Победы и аллее Поэтов еще можно видеть такие же светильники, у Торгового Центра – скамьи. Металл, кирпич, дерево, бетон в их натуральном виде дополнялись ландшафтными группами из деревьев и кустарников: ели, аллея пирамидальных тополей, ивы и клёны давали тень. В 2000-е улица поменяла свой облик в режиме ремонта и получила стилизованный под классику вид: подпорные стенки были облицованы плиткой под сланец, тротуары замостили мелкой бетонной плиткой, фонари заменили на «пушкинские». Вероятно, это было связано с установкой памятника Чокану Валиханову, учёному и выпускнику кадетского корпуса, около консульства республики Казахстан.

4v5

Пешеходная связь, начатая улицей, одна из самых протяженных в городе – включая бульвар Мартынова, жилую улицу 20 лет РККА. Если 20 лет РККА это внутримикрорайонная транспортно-пешеходная связь, бульвар Мартынова – место для отдыха жителей прилегающих кварталов, транзит от СКК им.Блинова до остановки Голубой огонёк, учащихся к школе №37 и мемориал омских поэтов, то отрезок между Иртышом и пр.Маркса – определенно место пешеходного движения как для района, так и для всего города в летнее время по маршруту остановка-пляж. Отсутствие до недавнего времени значимых общественных заведений делало улицу местом исключительно для променада и транзита. Практическое отсутствие скамеек и урн – привело к фактической монофункциональности, которая красноречиво прерывалась исключением у памятника Ч.Валиханову. Отдельным сценарием для весенне-летнего сезона являются пленэры художников: исторические здания считаются хорошими объектами для городского пейзажа.

Эти три здания: доходный дом Михайлова, особняк Гриневицкого, дом Штумпфа значимы для исторического и культурного контекста улицы. Её смело можно рассматривать как коллекцию архитектуры начала 20 века, даже с частично сохраненной системой землепользования (придомовые участки огорожены и не застроены). Доходный дом Михайлова представляет настоящий европейский Ар Нуво, здание ресторана (доходный дом Машинского) – рациональный кирпичный стиль, центр детского творчества – неоклассицизм, особняк К.Гриневицкого – кирпичный модерн, дом Штумпфа – ропетовскую стилизацию русского стиля в деревянном зодчестве. Если Казачья площадь – остатки XIX века с примесью модернизма, то ул.Валиханова – это начало капиталистического XX века в лучшем его проявлении в среде рядовых городских кварталов.

Культурно-исторический контекст создают и музей городского быта (на ул.Театральная), музей Кондратия Белова, учреждения – Народный хор, Дом Актёра, Центр детского творчества «Созвездие». Гастрономическая составляющая представлена псевдофранцузским рестораном, кондитерской и кофейней.

Монументальное/мемориальное значение обеспечено бюстом К.Белова (скульптор В.Мурашов), памятником Чокану Валиханову (скульптор Азат Баярлин).

Представительская функция сосредоточена в формате консульства Казахстана, офиса «Омекс», офисного здания по 8 марта, 8 (Омскстрой), отделения Российского общества автомобилистов.

Сложившиеся ландшафтные композиции – аллея пирамидальных тополей, группа елей и лиственниц напротив консульства, ивы по ул.Комиссаровская – составляют визуальные отпечатки памяти об улице.

Этот веер смыслов и значений, который уже существует на улице Валиханова можно дополнить и субкультурными сюжетами: в начале 2000х здесь обосновалась молодежная тусовка – ранее работал Дом Архитектора (по диагонали от Дома Журналиста, ныне – консульство Казахстана), где под покровительством Екатерины Николаевны и Людмилы Мартыновны происходили встречи профессионального сообщества. Сейчас такую роль играет Музей Кондратия Белова, где собираются любители искусства, вероятно – двор Общества Автомобилистов, где нередко что-то чинят.

DSC03758(слева – реклама, справа забор двора, где что-то чинят)

Летом улица Валиханова, как и параллельные ей Короленко, Чкалова становится курортным пространством: загорелые люди в пляжных костюмах и с соответствующими аксессуарами движутся к остановкам общественного транспорта. В иные, в том числе зимние и осенние дни, по этим улицам прогуливаются люди в кадетской форме (учащиеся корпуса), напоминая об историческом прошлом форштадта и создавая особую атмосферу.

Тишина и камерность этой улицы противостоит парадности и триумфу Ленинградской площади; культурной презентабельности и культовому значению сквера у Никольского собора; жару и открытости городского пляжа.

Жилой (в противовес культурно-городскому) характер улицы стали формировать новые предприниматели: парикмахеры, кондитеры, аптекари, переводчики и лингвисты, риелторы, тур.агенты – все они работают для жителей района. До строительства подземного перехода этот набор дополняли сотрудники киосков на остановке – роспечати, мороженого, напитков, сохраняемые со времён существования «Театра кукол».

Утилитарные требования к пешеходному пространству

Утилитарные требования можно разделить на две группы: пешеходный уровень, утративший своё качество из-за отсутствия уборки территории; и необходимость модернизации инженерных коммуникаций, которая декларирована мэрией.

Определяя проблемные участки улицы от набережной до ул.Декабристов, нужно в первую очередь выделить причину – возросшую автомобилизацию с одной стороны и перегрузку офисных площадей с другой. Перегрузка здесь оценивается по количеству брошенных на газонах машин – вдоль бульвара Мартынова, во дворах бизнес-центра Золотая миля, у детского сада и у офисов на ул.Ленина, ул.8 марта. На месте газонов мы видим исключительно грязь, за которую никто не отвечает: собственники помещений не пытаются решить проблему парковочных мест. Под прессингом автомобилей утрачен бульвар в приречной части.

DSC03759

Другой проблемой является пересечение с городскими улицами. В кармане по ул.Ленина нет пандусов, вечно стоит лужа. На ул.Жукова невозможен переход от бульвара Мартынова к арке бизнес-центра: беспорядочная парковка, зебры в никуда, лужи, нарушенное покрытие, бетонные блоки, совмещенный проезд – все это препятствия неархитектурного плана. О безопасности движения в зимний период говорить не приходится.

Следующим сложным местом является спуск к набережной: необслуживаемый склон, аварийная лестница соединяют благоустроенную смотровую площадку у 13-тиэтажного дома с нижней пешеходной платформой и периферией пляжа. При перепаде в 1-1,5 этажа необходимо обеспечить безбарьерность среды и спуска колёсных средств (колясок, велосипедов). В проекте для Перми это решалось коннекторами, что-то странное возводится в Смоленске, интересный ландшафт сформирован в Тюмени.

DSC03822 (Тюмень)

Реальной проблемой станут входы в общественные помещения первых этажей: отметки пола зданий разнятся. В принципе перед каждым домом нужны единые платформы, которые помогут создать новый ландшафт улицы. При этом для проезда пожарных машин, техники нужны еще и в меру широкие пандусы. Эти факторы создают определенные ограничения, конфликтуя с зелеными насаждениями и городской мебелью, при этом могут появиться интересные решения: амфитеатры, подпорные стенки. В этом плане необходимость реконструкции улицы назрела: 10 лет назад первые этажи были жилыми и закрытыми.

Модернизация коммуникаций, которые разложены под всем профилем улицы в соответствии с нормативными просветами между трассами (их 5-6 видов) и стволами деревьев, должна предусматривать не только замену труб, но удобство эксплуатации в будущем (например, они не должны препятствовать организации входов в первые этажи). В региональные нормативы перенесена рекомендация по прокладке сетей в тоннелях, что сократит ширину коридора и повысит безопасность использования. В этом случае логично «похоронить» старые элементы, которые невозможно отделить от разросшихся корней (если верить застройщику – это основная проблема участка), и переподключить здания к новым.

Исходя из утилитарной пешеходной функции, необходимо обеспечить качество покрытия, круглогодично используемого и очищаемого; безбарьерность; преимущество для пешеходов по отношению к пересекаемым проездам; наличие освещения, необходимых ограждений и поручней на спусках, навигацию, сбор мусора. Все это обеспечивается разделами проекта: генпланом, схемой расстановки малых форм, инженерным благоустройством, вертикальной планировкой.

Вместо заключения

Комплексный проект благоустройства должен решать все указанные проблемы, задавать высокое качество исполнения и городской среды в результате, учитывая понесённые затраты и статус мецената. В противном случае ко дню города появится потёмкинская деревня, выражающая исключительно имидж дарителя.

Исходная архитектура улицы – с разными отметками входов, различными стилями, богатым культурным контекстом, редкими в городе сформированными ландшафтными композициями может стать хорошей основой для концептуального решения и проекта. Выбирая между ценностями существующего пространства и созданием нового нужно находить разумный компромисс, понимая, что деревья более ценны, чем закопанные трубы, и у них всё-таки разный срок жизни: 300 и 50 лет соответственно (недаром в городе сохранились памятники природы – старейшие ивы и яблони).

Что касается истории о кристаллах нового, рассыпанных в историческом пространстве – она имеет право на существование (в конце концов – «дарёному коню в зубы не смотрят»). Важно чтобы «конь» не превратился в «слона»: «в посудной лавке» – если потеряем деревья, а соответственно тень и уют; и «белым» – если улицу будет невозможно эксплуатировать и использовать, она ухудшит ситуацию прилегающих кварталов.

P.s.

Хотелось бы обратить внимание еще на пару аспектов. Личность Чокана Валиханова (http://www.gumilev-center.ru/evrazijjskijj-proekt-chokana-valikhanova/), имя которого присвоено улице, заслуживает большего внимания, чем памятник – он может стать отдельной отправной точкой для развития среды (вплоть до поиска уникальных ландшафтных решений в связи с его экспедициями).

И мы совершенно забыли о самом процессе создания/реконструкции общественного пространства, примером которого является сложившаяся ситуация: компания-меценат предлагает крупный проект, региональная корпорация и застройщик его реализуют. Важен вопрос не только взаимодействия с заинтересованными лицами и группами (жители, бизнес, эксперты), качества проектных решений, но и жизни этой улицы: за прошедший сезон на ней так и не убрали снег, неоднократно парковались машины и появился «зимник» – нелегальный проезд с улицы Ленина; скучились какие-то рекламные штендеры, добавились новые входы, еще положили плитку. На время строительства пешеходного перехода всё усугублено временными коммуникациями, застройщик и регион не удосужились обеспечить комфорт жителей: нет освещения под навесом вдоль центральной улицы, не чистится прилегающая территория. В этой связи логичен вопрос – а кто за этой красотой будет ухаживать?

Иллюстрации: собственные исследования автора, материалы для лекции проекта Вышка “Общественные пространства” (по работам В.Кочедамова, Б.Оглы и др.)

Comments are closed.