Конфликтологический подход к градостроительному проектированию: метод и процесс. Часть 6. Заключение.

http://fimafr.ru/wp/?p=1345 – Начало

http://fimafr.ru/wp/?p=1343 – Продолжение

§6 Конфликтологическая модель градостроительного проектирования

В рамках конфликтологического подхода градостроительное проектирование рассматривается как процесс управления конфликтным взаимодействием. Динамика конфликта включает три этапа: предконфликт (осознание проблем, возникновение предконфликтной ситуации – наличие угрозы одной из сторон или общественно важным интересам), собственно конфликт (открытый период: инцидент, эскалация, сбалансированное взаимодействие, и завершение, приводящее к поиску конструктивного решения проблем), после конфликтная ситуация (частичная и полная нормализация отношений между сторонами конфликта) [Анцупов, Баклановский, 2009].

Модель разрешения открытого градостроительного конфликта включает следующие этапы:

● анализ конфликта (выявление объекта, сторон и их позиций, причин, среды, вторичной рефлексии – восприятия оппонентами друг друга) на предпроектном этапе

● прогноз вариантов разрешения конфликта (разработка альтернатив) в процессе эскизного и форэскизного проектирования

● определение критериев разрешения, признаваемых всеми оппонентами (требования к выбираемому варианту, со-организация позиций)

● действия по реализации намеченного плана (формирование эскизного проекта, подготовка проектных и программных решений, утверждение на публичных слушаниях и т.д.).

Анализ проектов с точки зрения инструментов, вовлечения различных групп (жители, управленцы, бизнес, эксперты) позволяет сгруппировать их в соответствии со стадиями развития конфликта.

clip_image002

Рисунок 6. Сводная схема содержания анализируемых кейсов.


Осознание проблемы

Этап диагностики и осознания проблемы – заключается в организации специальной дискуссии (мозгового штурма), в которой очертятся контуры проекта, и на базе первичной информации о ситуации, первых наблюдений и интервью – сформируется программа проекта, проектная команда, направления исследований и иной работы.

Важно определить базовые проблемы ситуации, противоречия, которые могут стать конфликтами.

Диагностика конфликтов (предконфликтная ситуация)

На втором этапе проводятся исследования пространственных объектов (существующей территории, проектируемых объектов), выявляются основные и отсутствующие в пространстве конфликта социальные субъекты (стейкхолдеры). Учитывая сформировавшиеся градозащитные движения в кабинетных и полевых исследованиях территории важно обратить внимание на:

● конфигурацию интересов, держателей проектов, собственников и арендаторов;

● внешние связи и контексты, прилегающие к проектируемому участку территории;

● историю территории, процессы, которые её формировали;

● социо-культурный профиль – основные активности, как пользователи приватизируют территорию, аудитории проекта и района – основные пользователи и их группы;

● экологическую составляющую и наследие – что является ценным в пространстве;

● транспортную и пешеходную доступность территории;

● состояние среды;

● строительные проекты (заявленные и реализуемые, принятые решения).

Параллельно с локальными исследованиями важно провести анализ современного опыта проектирования и программирования (бенчмаркинг) – в случае высокого статуса и известности стейкхолдеров при формировании их позиции возможны задачи региональной и международной конкуренции. Направления бенчмаркинга зависят от объекта проектирования и диагностированных конфликтов, при этом важна сопоставимость проблем и аналогов.

Инцидент (общественные консультации)

Инцидентом для открытой сценируемой стадии конфликта стоит считать информирование, после или в процессе которого выявляются и уточняются позиции (интересы, ценности, мотивы, их носители – стейкхолдеры), возможные конфликты (внутри позиций и между ними, внешние). Здесь нами опробованы три группы методов:

● открытая дискуссия (цикл дискуссий, стратегических сессий, экспертных дискуссий, проектных семинаров/воркшопов) – несет функции информирования, просвещения, вскрывает основные конфликты и потенциальные позиции, позволяет начать проектирование (зависит от программы мероприятия) и посредническую активность (подробнее о программировании дискуссий [Фрейдин, 2013]).

● персональные или закрытые интервью (включая глубинные интервью, фокус-группы с пользователями, экспертные интервью, у социологов в проекте “Любинский шаг за шагом” был опыт применения метода walk along, позволяющий совместить социологический и пространственный инструментарий)

● онлайн-опрос “ценности-изменения-будущее” (коллеги также использовали массовые опросы) – позволяет информировать о проекте и получать обратную связь с помощью социальных сетей, менее затратен по организации, результатом является кластеризация ответов (группировка в облака тэгов) и привязка к местности (если названы конкретные места, элементы пространства).

В этих коммуникационных актах у стейкхолдеров есть возможность выразить свои позиции, у наблюдателей (модераторов, конфликтологов, исследователей) – оценить их противоречивость и конфликтность (внутренний дисбаланс). Формат коммуникаций зависит от особенностей стейкхолдеров (бизнес и власть лучше реагируют на интервью, молодая аудитория – на дискуссии и онлайн-опросы, жители – на личные форматы).

В результате исследований и коммуникации определены стейкхолдеры – лиц, чьи интересы могут быть затронуты проектом, оценены их связи с пространственными объектами и представлены отдельные позиции.

Эскалация конфликта (оформление позиций, коалиций, групп поддержки)

После инцидента следует сбалансированное противодействие. Стейкхолдеры формируют собственные позиции относительно проекта и других участников конфликта (уточняются представления о пространстве, требованиях, интересах и ценностях, границы между позициями, предметы конфликтов), включаются информационные и иные методы продвижения своих мнений и давления на других участников. По мере информирования и оформления позиций вскрываются новые проблемные точки и оценивается их природа. Мы видим два вида инструментов на этапе эскалации конфликта:

● формирование альтернативных позиций – создание списка концептуальных требований, формирование технического задания от разных участников конфликта, в процессе анализа результатов социологического блока, материалов полевых исследований, нормативных требований;

● предъявление позиций в информационном пространстве конфликта путем публичной презентации, представления на общественных и доступных площадках, проведение медиа-кампании, рассылка отчета о позиции (презентации, доклада, текста) заинтересованным лицам и лидерам мнений.

На этом этапе, в поле конфликта должны быть выявлены позиции существующие, отсутствующие (представляются через экспертов, планировщиков, нормативные требования) и потенциальные (будущих пользователей проектируемого пространства).

Завершение: переход к взаимодействию

На стадии завершения конфликта исследуют конфигурацию и взаимодействие позиций:

● в пространстве ситуации (опорный план, схема использования территории) – составляется карта используемых сообществами и стейкхолдеров территорий, связей и барьеров.

● оценивается проблемная и конфликтная сторона взаимодействия (схема конфликтов и проблем) – фиксируются и описываются пересечения, проблемные точки, для которых необходимо сформулировать предложения и решения.

● формулируется комплексная “функциональная” концепция (предложения по развитию территорий), включающие не только планировочные и социокультурные, но и управленческие, и иные важные для ситуации аспекты, объединяющие позиции всех участников и позволяющие дифференцировать решения по различным критериям.

В качестве первого захода на социально-пространственное развитие возможно создание поисковых эскизов (в нашем опыте – проведение клаузуры, конкурса идей), проведение различных состязательных и конкурсных процедур для выбора наилучших решений, отвечающих комплексной позиции (синергетической или антагонистической).

При завершении конфликта стороны осознают возможность и потребность перехода к конструктивному взаимодействию.

Конструктивное взаимодействие

Соорганизация позиций (в пространстве) представляется в виде:

● Финальной конфигурации позиций в пространстве (синергетическая или антагонистическая) в формате рекомендаций по развитию территории в целом, предложений по развитию, генерального плана прилегающих территорий. Эти материалы необходимы для решения внешних, по отношению к инициатору проекта, конфликтов (между третьими лицами, например), переговоров с другими стейкхолдерами, организации проектов более высокого уровня и крупного масштаба (городских, региональных, федеральных);

● схема генплана проектируемого участка визуализирует решение внутренних конфликтов инициатора проекта, объемно-планировочные решения – уточняют как именно будет реализована сбалансированная связь инициатора (девелопера) и проектируемого пространства, как представлены его интересы, учтены будущие пользователи объекта;

● тестирование идей в форматах place making, активации общественных пространств и отработки шагов по взаимодействию разных стейкхолдеров при реализации проектов;

● на основе достигнутых в этом процессе соглашений создаются дополнительные материалы для переговоров со стейкхолдерами.

Планировочный инструментарий соорганизации позиций включает следующие элементы и методы:

● Ценные (сохраняемые) фрагменты, которые минимально затронуты в процессе реализации проекта, охраняются, реставрируются, поддерживаются – зеленые насаждения, объекты локального наследия (в том числе, выявленные в результате общественной и экспертной оценки);

● Буферы между зонами различных стейкхолдеров с малосовместимыми видами деятельности (тихий/громкий, мемориальный/общественный), заполняемые иными функциями;

● Безбарьерную среду и систему связей между объектами, востребованными у всех социальных групп, внутри позиций (пешеходных, транспортных, визуальных, функциональных – в зависимости от типа использования);

● Общественные (и открытые) пространства как “черные ящики” – точки смешения разных аудиторий;

● Сочетание многофункциональной застройки территории, разнообразных способов её использования – как дифференцированного предложения для потенциальных стейкхолдеров, включая хозяйственные, культурные, жилые и общественные, производственные функции или универсальные помещения;

● Сочетание разных типологий и форм освоения территорий (резерв, ремонт, благоустройство, реконструкцию, реставрацию, временные и постоянные сооружения, новое капитальное строительство, программирование);

● Приватные территории, эксплуатируемые отдельными группами пользователей;

● Разделение потоков и территорий разного уровня (региональных и локальных, например);

● Барьеры между несовместимыми элементами, в том числе планировочные – перепады рельефа, транспортные связи (поперечно), форма застройки (граница квартала), ландшафт (озелененные пространства, водные преграды), архитектура (стилистика,маркеры принадлежности), навигация и дизайн-код, градостроительные регламенты.

Аспекты соорганизации позиций, которые не могут быть реализованы планировочными и архитектурными методами в градостроительных проектах, принимают форму программы социо-культурного развития, управленческих решения, юридических процедур.

Нормализация отношений

Финальный этап проектирования содержит следующие действия:

● публичная презентация (концепция, генплан, планировочные решения), в процессе которой принятые решения верифицируются участниками ситуации (насколько учтены интересы и соответствует ли это принятым критериям оценки).

● фиксируется соглашение сторон конфликта (возможно – в юридической форме протокола или иной)

● прорабатываются шаги по реализации проекта (кратковременные, среднесрочные, долгосрочные).

Именно на этом этапе стоит проводить публичные слушания, если требуются соответствующие юридические процедуры, формировать окончательное техническое задание на разработку проектной (градостроительной) документации, оформлять организационный уровень управления реализацией намеченных шагов (товарищество собственников, ассоциации, образовательные и иные проекты).

clip_image004

Рисунок 7. Схема стадий и содержания процесса проектирования в условиях конфликта.

Суммируя указанные этапы можно представить целостный процесс проектирования в условиях конфликта, который включает стадии осознания проблемной ситуации, предпроектных исследований (пространства, социальных субъектов), общественные консультации, анализ и дифференциацию выявленных позиций, соорганизацию позиций на уровне требований и в пространстве физическом, программе, верификацию согласованной конфигурации позиций в проекте и результирующих публичных слушаниях.

Заключение

Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы:

1.Город – место и одновременно потенциальная сторона конфликта, его предмет и причина – военного, экологического, социально-пространственного (градостроительного). Градостроительный конфликт – несбалансированное социально-пространственное взаимодействие, которое составляет “градостроительную ситуацию”. Структурная модель конфликта может рассматриваться как основа конфигурационной модели пространства, социальные связи и разрывы непосредственно отражаются в городской планировке.

2. Трансформация макросоциологической модели, нерезультативная адаптивная практика и нарастание опыта конфликтов, протестов, актуализирует формирование целостного конфликтологического подхода к градостроительному проектированию. Градостроительные конфликты при этом выполняют свои конструктивные функции – способствуют повышению активности горожан, оформлению позиций, практику создания коалиций и качественное разрешение противоречий с участием разных стейкхолдеров, являясь в то же время испытательным полигоном для планировщиков.
3. Конфликтологический подход обеспечивает легитимность конфликта, логики синергетического и антагонистического сбалансированных исходов, позволяет структурировать процесс проектирования как управление взаимодействием противостоящих позиций, социальных субъектов и пространственных объектов, результаты которого реализуются в реальном городском пространстве управленческими, социокультурными, архитектурно-планировочными методами.

4. Анализируемые кейсы демонстрируют усложнение процесса градостроительной деятельности: он становится полисубъектным, включает множество позиций, междисциплинарным (включает качественные социологические методы, затрагивает области культурологии, градостроительства, экономики, транспортного планирования и другие), разнообразным по форматам и источникам инициатив (активисты, эксперты, собственники, проектировщики, популяризаторы, top-down и bottom-up движения), открытым – выводится в медийное пространство.

5. Кросс-дисциплинарный перенос динамической структуры конфликта на градостроительный процесс позволил преобразовать его в пространство развития и разрешения конфликтной ситуации, в котором происходит выявление проблем при программировании самого проекта, исследование ситуации в различных разрезах и подходах, включая потенциальных стейкхолдеров, позиции (ценности, мотивы, потребности), потенциалы, в сценированном инциденте (открытых дискуссиях, опросах, интервью) проявляются конфликтующие стороны, формируются позиции и коалиции, вырисовывается конфигурация интересов, несбалансированных связей (конфликтных мест), с переходом к конструктивному взаимодействию оформляется функциональная концепция – система требований к результирующему проекту, учитывающая интересы выявленных сторон, которая реализуется в схемах развития пространства, предложениях, рекомендациях и проектах решений. Согласованная в рамках эскизов пространства позиция выносится на публичное обсуждение, верифицируется и переходит в стадию реализации, либо возвращается на доработку.

В результате данного исследования сформулирован подход к проектированию в условиях конфликта, описаны исторические и теоретические предпосылки, структура проектного процесса и инструменты (технологии). Результаты настоящего исследования могут использоваться в практике проектирования в условиях конфликта (и общества социальных изменений), в образовательных целях (курса для архитекторов, планировщиков, социологов и других специальностей). В дальнейшем стадии проектирования и инструментарий должны быть уточнены на основе типологии социально-пространственных ситуаций, стейкхолдеров и иных особенностей развития градостроительных конфликтов.

Требуется проработка комплексного метода с точки зрения формирования проектной команды, определения компетенций её участников и формирования соответствующих образовательных курсов.

Список литературы

Авдотьин Л., Лежава И., Смоляр И. Градостроительное проектирование: Учебник для вузов. М: Стройиздат, 1989.

Анцупов А., Баклановский С. Конфликтология в схемах и комментариях. 2-е изд., перераб. – СПб.: 2009.

Бурдье П. Социология политики. М: Socio-Logos, 1993.

Гришина Н. Психология конфликта. 2-е изд. — СПб.: Питер, 2008.

Джекобс Д. Смерть и жизнь больших американских городов. М.: Новое издательство, 2011.

Дридзе Т. М. Социальная диагностика в градоустройстве // Социологические исследования. – 1998. №2.

Дридзе Т.М., Цой Л.Н., Акимкин Е.М. Градоустройство: методология исследования городского конфликта // В контексте конфликтологии: диагностика и методология управления конфликтной ситуацией / Отв. ред. Т.М. Дридзе, Л.Н. Цой. М.: Изд-во Института Социологии РАН, 2001.

Гидденс Э. Социология. М: Эдиториал УРСС, 1999

Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура: Пер. с англ. Под научн. ред. О.И. Шкаратана. М.: ГУ-ВШЭ, 2000.

Кияненко К.В. «Архитектурное программирование» как социальное исследование и предпроектный менеджмент [Электронный ресурс] / К.В. Кияненко //Архитектон: известия вузов. 2016. №2(54). URL: http://archvuz.ru/2016_2/1 (Дата обращения: 13.10.2016)

Козер Л. Функции социального конфликта. — М: Идея-Пресс, Дом интеллектуальной книги, 2000.

Крашенинников А. В. Жилые кварталы: Учеб. пособие для архитектурно-строит, спец. вузов. М.: Высш. шк., 1988.

Линч К. Совершенная форма в градостроительстве. М.: Стройиздат, 1986.

Ложкин А.Ю. Пермская модель //Отечественные записки 2012, № 3(48) URL: http://www.strana-oz.ru/2012/3/permskaya-model (Дата обращения: 13.10.2016)

Меерович М.Г. Государственная организация архитектурно-градостроительной деятельности в СССР (вопросы политической истории советского градостроительства), 2008 URL: http://archi.ru/lib/publication.html?id=1850569758&fl=5&sl=1 (Дата обращения: 13.10.2016)

Моисеев Ю. Управление градостроительными конфликтами в операционном контексте стратегического планирования //Научные труды Вольного экономического общества России 2012. №1. Том сто пятьдесят седьмой. Москва, 2012.

Постоленко И., Чернова Е. Конфликтологические разработки в территориальном планировании//Управление развитием территории. 2007. №2.

Светлов В.А. Конфликт: модели, решения, менеджмент. Спб.: Питер, 2005

Смелзер Н. Социология. М.:Феникс, 1994

Стадников В. Метод бесконфликтной реновации типового регулярного квартала исторического российского города //Архитектон: известия вузов. 2010. декабрь (32). URL: http://archvuz.ru/2010_4/5 (Дата обращения: 13.10.2016)

Стратегический мастер-план: инструмент управления будущим, под. ред. А. Муратова / М. Алексеевский, В. Беленко, Е. И. Левицкая и др. М: Strelka Press, 2014.

Трутнев Э.К., Сафронова М.Д. Градорегулирование в уcловиях рыночной экономики: учеб.пособие – М.: Изд-Во «Дело» АНХ, 2009.

Тыканова Е. Стратегии и практики оспаривания городского пространства Санкт-Петербурга: автореферат дис. … кандидата социологических наук : 22.00.04 /; [Место защиты: С.-Петерб. гос. ун-т]. – Спб. 2013. URL: https://disser.spbu.ru/disser/%7Bzashiti_disser___id%7D/tykanova.pdf (Дата обращения: 13.10.2016)

Фрейдин Е. Дискуссии как городские споры, 31.03.2013 URL: http://fimafr.ru/wp/?p=804 (Дата обращения: 13.10.2016)

Фрейдин Е.О. Старый и новый город: конфликтологический анализ взаимодействия. Проблемы сохранения архитектурно-градостроительного наследия Москвы//Тезисы к докладам конференции «Градостроительные проблемы охраны наследия»/сост., отв.ред.Э.А.Шевченко. Вып.1.Спб.: Зодчий, 2012. с. 75-81

Forester J. Planning in the Face of Conflict//Journal of the American Planning _association, 1987

Hillier B. Space is the machine: A configuration theory of architecture URL: http://spaceisthemachine.com/ (Дата обращения: 13.10.2016)

Hudson B., Galloway T., Kaufman J. Comparison of Current Planning Theories: Counterparts and Contradictions//Journal of the American Planning Association. Volume 45, 1979 – Issue 4.

Sanoff H. Democratic design: participation case studies in urban and small town environments, 2010 URL: https://www.academia.edu/8154922/Democratic_Design_Participation_case_Studies_in_Urban_and_Small_Town_Environments (Дата обращения: 13.10.2016)

URL: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Sociolog/Burd/01.php (Дата обращения: 13.10.2016)

Verb Crisis/ed.Ballesteros M., Hwang I… Barcelona-New York: ACTAR, 2008

Comments are closed.