Антонио Гауди: каталонский гений (2007)

0906221418331

Творчество Антонио Гауди (1852-1926) на протяжении десятков лет демонстрировало индивидуальный путь, который то ли породил, то ли подтвердил общую тенденцию отказа от единого стиля и перехода к единой манере: многие объекты мастерской Гауди объединяют только подпись архитектора и некоторые принципы организации пространства.

«Люди пытались понять Гауди в терминах язычества, масонства, буддизма и атеизма. Я думаю, что это был человек, который действительно служил религиозной идее. Но этот бог или, скорее, богиня, которой поклонялся Гауди, была сама архитектура».
Сантьяго Калатрава
Здания, построенные Антонио Гауди, отличает простота формы и широкий диапазон способов ее выражения. Причем подобной простоты нужно было добиваться специально. Минималистические объемы богато орнаментировались или детализировались, что и определяло стилевую направленность того или иного объекта – мавританскую, модерновую или эклектичную. Несколько примитивные или столь примитивные, что кажутся фантастическими – из произведений Жюля Верна – здания оборудовались по последнему слову техники: в начале двадцатого века в Casa Mila (1906-1910) были и горячее водоснабжение, и подземный гараж. В проекте Гауди прорисовывал и рампу для автомобилей во внутренних дворах, которая позволяла подняться на машине к дверям своей квартиры жителю любого этажа дома.
Другая область, в которой хотел работать Гауди, – организация общин. Еще в отрочестве с Жозефом Риберой и Эдуардом Тодой он проектировал колонию – объединение ученых, художников, поэтов на базе восстановления одной из жемчужин каталонской архитектуры – монастыря в Поблете (1867-1870) близ его родных мест. При этом идеализм был подкреплен прагматикой – друзья планировали заниматься просветительством и исследованиями, производством и сельским хозяйством, рассчитывался бюджет, число проживающих и возможных туристов. Концепция такой колонии укладывалась в тенденцию повышения самосознания каталонцев. Будучи студентом архитектурной школы в Барселоне, Гауди начал участвовать в политических и общественных играх, связанных с идеей национальной автономии. Позже сформировался круг заинтересованных лиц, в который входили и крупные промышленники, такие как Комильяс и Гуэль – будущие коллеги и клиенты архитектора.
Гуэль поддерживал Гауди с момента их знакомства. Будучи поклонником всего современного – технологий и градостроительных теорий, – он разработал концепцию колонии, в которой трудились и жили рабочие его фирм. По стечению обстоятельств одним из последних и длительных проектов Гауди была часовня для этого поселения (1908-1916). В колонии была создана своеобразная архитектурная лаборатория, в которой была доведена до совершенства конструктивная схема и облик крипты, при этом использовали достижения фотографии. Макет представлял собой систему из тросов, закрепленных на потолке мастерской, к которым подвешивались мешочки с дробью. Сотрудники «лаборатории» поштучно добавляли в них дробь, чтобы получить ту самую, идеальную форму. После того как Гауди определился с каркасом, тросы были скрыты в толще стенок макета, каждая стадия фотографировалась, и при печати снимки переворачивали. Эксперименты с формой длились годами, но это объясняется фразой, которая стала крылатой: «Мой заказчик не торопится». Для кого проектировал Гауди – конкретных семейств Мила, Комильяс или Гуэль; народа Каталонии, некоего времени или вечности, или Бога? Если принять во внимание религиозные убеждения, то человеческий «фактор» отпадает, тем более, главным объектом остается Собор Святого Семейства (1883-1926) – храм, возводимый ради искупления грехов. Подобно другим культовым зданиям мира, собор Sagrada Familia строится долго и исключительно на пожертвования, в том числе на те песеты, которые ежедневно собирал архитектор в последние годы своей жизни, когда не был обременен другими заказами. Его день был всегда расписан по часам – в студенчестве, когда он работал в подчинении у разных архитекторов, он мог потратить три часа на проект алтаря Мадонны в Монсеррате для Вильяра, затем два часа на проект загородного дома своего преподавателя. Будучи в возрасте, Гауди соблюдал определенный распорядок дня: ежедневные прогулки, умеренный обед, визит в кондитерскую, где можно было обсудить городские вести, вечерняя исповедь в часовне – жесткий график дисциплинировал его страстную натуру.
Одним из неторопливых клиентов был Гуэль. Для его колонии мастерская Гауди спроектировала несколько зданий различного назначения, архитектор разрабатывал его городские особняки, а также территорию, названную на английский манер Park Guell (1900-1914), что роднит его с урбанистическими экспериментами, подобными городу-саду Говарда. Планируемый элитарный поселок имел хорошо продуманную структуру, которая учитывала концепцию жизни будущего, существующий рельеф, и был предназначен для строительства частных домов и продажи земли. Однако Гуэль и Гауди прописали в уставе довольно жесткие требования, которые мало кто хотел принимать. В результате было построено только два дома, один из которых занимал архитектор. В проекте Park Guell применялись уникальные инженерные системы, например фильтрация дождевой воды, иногда дешевые, но весьма эффективные технологии строительства и отделки. Признанными символами Барселоны стали скамья в Парке, скульптурная крыша Casa Mila и недостроенные башни Sagrada Familia. Многодельность и точность форм часто достигалась методом проб и ошибок. Гауди мог потребовать снести уже возведенные стены, для того чтобы вновь изменить геометрию здания. В работе над порталом Собора он использовал гипсовые модели; их изготавливали по эскизам, фотографировали под нужным углом и размещали в композиции скульптурного убранства входа в храм. Когда авторов удовлетворяло решение, скульптуру выполняли в чистовом материале.
Стремление к абсолютному качеству архитектуры, воспитанное в кузнечной мастерской отца, выразилось и в диапазоне работы, которую выполнял Гауди с сотрудниками: они несли ответственность за все – от положения здания в городе и буквально до мебели и дверных ручек. Поэтому отмечаемое исследователями малое количество построек компенсируется их масштабом и законченностью. Умение быть ответственным и принимать решения позволило архитектору отстаивать проекты перед городскими службами, которые часто предлагали уменьшить параметры зданий, или избавиться от каких-то деталей фасада. Однако власти не хотели брать на себя «вину за изменение архитектурного облика», как им предлагал сделать Гауди, рисуя таблички «испорчено по решению городского совета».
Проект Sagrada Familia сейчас реализуется. Над ним работают последователи Гауди – уже в современных материалах и технологиях. Завершить храм обещают к 2030 году.

Comments are closed.